Кто ищет, тот всегда найдет

В пять лет мама привела меня на теннис, но мне были интереснее птицы в небе. Я смотрел на них и пропускал мячи. В первом классе я занял второе место в городском соревновании по плаванию, и вскоре, по настоянию мамы, я оказался в секции по плаванию, но там не задержался. Мне было холодно и скучно. Во втором классе, по рекомендации папы, я пошёл на легкую атлетику. У меня здорово получалось, но и там я не остался надолго. В третьем классе я пошёл на баскетбол. Там мне поначалу нравилось, но мы мало соревновались, и интерес мой тоже постепенно сошёл на нет.

Поэтому я понял взгляд мамы, когда я объявил, что хочу попробовать гандбол.

— Вдруг мне понравится? Мой друг Бен говорит, что там здорово!

— Мы тебя два года возили на баскетбол. Он тебе тоже нравился!

— Ну, пожалуйста!

— Гандбол — отличная игра! — добавил папа, который много лет в школе играл в гандбол, и мама согласилась.

Я играю уже целый год. У нас отличные тренеры: спокойные, мудрые и профессиональные. Ребята — очень быстрые, старательные и талантливые. И мои способности проявились очень быстро. За несколько месяцев тренировок я выбрался из второй команды в первую и играю теперь почти всегда в основном составе. Мне очень-очень нравится.

При всём при этом должен признаться, что мне и другие виды спорта нравились: и легкая атлетика, и баскетбол. Я оставался там год, а то и два, пока я себе что-нибудь не повреждал. Помню, после легкой атлетики у меня заболело горло. Я один раз не сходил, второй раз не сходил, а потом и совсем забросил тренировки. Потом, когда я играл в баскетбол, я сломал палец. Пропустил из-за этого несколько занятий, а потом сказал маме, что совсем не буду ходить в секцию.

И вот, сегодня я снова повредил себе палец. Мы с ребятами на перемене в гимназии играли в настольный теннис, но не ракетками, а руками: перебрасывали через сетку мячик из большого тенниса и при этом должны были успеть перебежать на другую сторону. Так вот во время одного такого перебега я ударился о железный держатель сетки и взвыл от боли! Безымянный палец запульсировал и напух, как в прошлый раз, когда я сломал палец.

Мама отвезла меня в больницу к папе, там сделали рентген. Я так переживал! Только бы не перелом! Ведь у меня на выходных игра по гандболу! Даже целых две! У нас уже два важных игрока выбыло из-за травм, а если ещё и я! Мы можем всё проиграть! А ведь на кону — чемпионство! Нет-нет-нет!!! Только не это!!!

— Кости целы, перелома я не вижу! — сказал врач.

— Даааа! — обрадовался я.

— Но ушиб сильный, поэтому сделаем лангетку и две недели никакого спорта!

— Нееееет!

Доктор посмотрел на меня с большим удивлением — видимо никто ещё не расстраивался так по поводу освобождения от уроков.

— Придёте сюда в пятницу, посмотрим, — смягчился он.

— Посмотрим, Саша, посмотрим, — подбодрила меня мама. — На тебе всё быстро зарастает, особенно перед играми в гандбол. Если ты, конечно, сам не передумаешь.

Как я могу передумать? Как маме такие мысли в голову могут приходить?! Я буду играть! Если нет перелома, то ничего страшного! Палец обязательной заживет!

Но даже без перелома рука болела очень сильно два дня. Мне пришлось принимать обезболивающее. Потом она посинела, потом позеленела. Я думал, на следующем этапе палец отвалится, но папа сказал, что это нормально. Мы с мамой натирали палец специальной мазью, чтобы всё зажило побыстрее. В пятницу врач разрешил мне снять лангетку, в субботу мы уехали в деревню к бабушке, а в воскресенье я уже стоял на поле с безымянным пальцем, примотанным к среднему. Он немного болел при резких движениях, но через несколько минут борьбы я перестал замечать. Пять голов, несколько заработанных пенальти, с десяток передач и остановленных проходов — мы выиграли оба матча!

После этой игры наш тренер подошёл к маме и спросил её, не будет ли она против, если меня направят в отдельную гандбольную группу, где дополнительно тренируются лучшие игроки нашего региона. Несмотря на то, что я играю всего лишь год (а остальные игроки по пять-шесть лет), у меня есть все шансы там закрепиться. Сегодня я это всем доказал.

Мама, конечно, согласилась. Теперь ни у кого, даже у неё, нет никаких сомнений в том, что я нашёл то, что так долго искал, и в гандболе я останусь надолго.

Лондон

В немецких школах всё строго – пропускать нельзя ни одного дня без уважительной причины. На вокзалах и в аэропортах контролируют полицейские и могут спросить любого несовершеннолетнего, почему тот не в школе. Поэтому когда мама мне предложила слетать с ней в Лондон на три дня, я сначала очень обрадовался, а потом испугался – вдруг мне не разрешат! Но мне повезло: наша классная руководительница – учитель английского языка. И она разрешила мне отсутствовать один день, потому что где можно познакомиться с английским языком лучше всего, как не в Лондоне – столице Великобритании!
И вот этот день настал! 28 ноября, мы сидим с мамой перед посадкой на самолет Люфтганзы. Мы молчим, переглядываемся и ощущаем себя крайне странно. Нам не нужно бегать за Софией, успокаивать Даниеля или папу (они всегда волнуются перед перелетом). Только я, мама и тишина. Мы фотографируемся, пересылаем фотки папе, фотографируем диспенсер для воды, который сэкономил 234187 пластиковых бутылок! Ничего себе! У нас на это есть время! У нас впереди целый 3 дня! 72 часа!! Наше путешествие с мамой в Лондон начинается!!!
Нет, путешествие наше началось намного раньше: когда мама купила книгу „Лондон для детей“, когда мы посмотрели несколько фильмов и передач о столице Англии, в том числе „Орел и решка“, когда мама скачала весь советский сериал о Шерлоке Холмсе, который мы смотрели дома и в самолете.
Какое же это наслаждение – посмотреть несколько серий подряд, не отрываясь! Каждый раз, когда мама вынимала наушники из ушей, чтобы спросить меня: „Ещё одну?“, мы с нескрываемой радостью кивали друг другу и снова осознавали, как это невероятно – иметь столько времени только для нас двоих. Мы даже не заметили, когда самолет начал снижаться.
Яркие огни города, мягкая посадка, огромный аэропорт, проверка паспортов, карта транспорта OYSTER, узкие вагончики метро, разноцветные громкие люди… Было уже очень поздно, и в какой-то момент я просто уснул, а когда проснулся нужно было выходить. Всё вокруг было похоже на большой город, как в Москве: бетон, большие дома, отели… Только люди говорили по-английски. Я пытался что-то разобрать, но ничего не получалось. «У них тут сильный диалект, да и говорят они достаточно быстро», - успокоила меня мама.
Первым делом, что я попробовал с утра следующего дня, это английский завтрак. Мне папа посоветовал. Это яичница с беконом и фасолью. Мне они очень понравились, и я решил и дома тоже так завтракать. Потом мы красиво оделись и пошли на вручение маминых дипломов – мама окончила здесь магистратуру. Всё было торжественно: все в мантиях, четырехугольных шапках, профессора сидели на золоченых стульях, а выпускники выходили по очереди на сцену, ректор жал им руку и поздравлял с окончанием университета. Мама тоже вышла – она была очень красивой, мантия ей к лицу, а мне - четырехугольная шапка.
После этого мы хотели поехать на Тауэрский мост, но мама сказала, что торопиться нам некуда, и сначала мы отметим её праздник в ресторане и немного отдохнем. И, как оказалось, это было правильно. Когда мы выехали, метро «Мост» („Bridge“) было закрыто, поезда там не останавливались. Мы проехали прямо к чертовому колесу под названием «London Eye» – самому большому в Европе. Это было здорово – увидеть Лондон с высоты 135 метров, помахать Биг Бену, который в это время находился в ремонте и был завешан строительными лесами, Вестминстверскому Аббатству, где обычно проходит коронация и венчание королевских особ, и зданию Парламента, в котором заседают палаты лордов и палаты общин.
Когда мы приехали в отель и включили телевизор, то узнали нечно ужасное: на Тауэрском мосту днём произошёл теракт, погибли люди. Мы с мамой сначала испугались, а потом обрадовались, что днем никуда не торопились и не попали на этот мост. Так мы туда больше и не поехали.
Весь следующий день мы провели в Студии-музее, где снимался Гарри Поттер, а также в городе Оксфорде. Это было удивительно: стоять рядом с коморкой, где жил маленький Гарри, ходить по залу, где они кушали,  изучали искусство волшебства, спальной Грифиндора, держать в руках летающую метлу, бродить по заколдованному лесу, платформе 9 ¾ , пить детское пиво (Butterbeer) и даже заглянуть в настоящий поезд "Hogwarts Express". Вся история Гарри Поттера и его друзей, все костюмы, декорации, залы, улицы и даже само здание Хогвартса бережно собраны здесь, чтобы фанаты этой замечательной истории могли увидеть всё собственными глазами и потрогать руками. Удивительно, как мир, созданный воображением одного человека, мог стать реальностью, и к этой, с одной стороны, сказке, с другой стороны, реальности, мы тоже смогли прикоснуться.
На следующий день мы улетали, но до этого успели сходить в музей восковых фигур Мадам Тюссо, прокатиться на красном двухэтажном автобусе до Бугингемского дворца, где живет королева Елизавета, и дойти до Трафальгарской площади. Больше всех мне понравился музей Мадам Тюссо, особенно последняя часть – путешествие по Лондону с помощью кинотеатра  4D, с эффектами реального присутствия. Действие будто разыгрывалось не на экране на прямо перед нами, наши кресла подпрыгивали, пол вибрировал и нам казалось, что мы не просто смотрим, а участвуем в спасении Лондона от злодеев вместе с командой героев. Такого никогда не забудешь!
Время пролетело так быстро! А ведь из главных достопримечательностей Лондона за три дня мы успели увидеть меньше половины, не говоря о сериале о Шерлоке Холмсе - его мы пообещали друг другу досмотреть дома.
В аэропорту на оставшиеся у нас фунты я предложил маме купить подарки Даниелю и Софии. Так как мой брат давно хотел смартфон, я ему его купил. Шоколадный, правда. На настоящий денег не хватило. Все они ушли на мишку Падингтона для Софии. Здесь я понял, почему Лондон называют одной из самых дорогих столиц мира.
Когда мы прилетели, не было счастливее человека в аэропорту, чем… Сначала я хотел сказать София, потому что она кричала и визжала от восторга, когда увидела маму. Но за ней я увидел папу и Даниеля, которые были рады не меньше неё, что мы вернулись домой живыми и невредимыми.
София просто влюбилась в Падингтона, носит его до сих пор под мышкой. И как мы не пытались её научить называть мишку Падингтоном, она называет его Тедди. Даниель тоже с удовольствием съел айфон.
А нам с мамой потребовалось немного времени, чтобы снова привыкнуть к тому, что дома всё по-другому: что Даниель громко просит включить музыку, а папа не хочет, что София хочет передвигаться только на маме, а в машине держать её руку, что у меня, как у старшего сына, меньше всего шансов на время с мамой. Но у нас есть воспоминания, эта история и надежда на то, что в следующем году мы обязательно снова съездим куда-нибудь вдвоем.



Наша девочка

Наша мама - вегетарианка, а папа любит мясо. Мы с Даниелем, конечно, как папа. А вот София...
Папа накладывает за ужином на тарелку Софии котлетку - из тех вкуснейших, замороженных, которые сделала бабушка, когда была у нас в гостях. София тянется к котлетке и кричит: "Бака!". Папа просит подождать, пока она горячая, режет её и дует. София торопит папу. Он даёт ей первый остуженный кусочек, который София с удовольствием уплетает.
-       Моя девочка, - папа с гордостью смотрит на дочку.
Мама тем временем возвращается из кухни с салатницей в руках, садится за стол и ненавязчиво, как это называет папа, кладет на тарелку Софии салатик из шпината, огурца, помидорок и айсберг-салата.
Папа, не обращая на это ни малейшего внимания, с заигрывающим взглядом предлагает Софии ещё один кусочек котлетки, но та отводит его вилку и показывает на салат.
-       Это! - требует она.
Папа насаживает на вилку огурчик, листочек шпината и нерешительно подносит всё это ко рту Софии, будто не верит, что ребенок может добровольно есть салат. Но наша София ест и ещё как!
-       Моя девочка! - мама смотрит на Софию не с меньшей гордостью, чем пару минут назад папа.
После нескольких порций салата София снова переключается на котлетку. Потом опять на салат. Потом опять на котлету. Мы все с удивлением смотрим на Софию - как же она хорошо у нас кушает! Что ни дашь - всё ест, даже полезную еду, которую обычно дети стороной обходят. В какой-то момент папа насадил на вилку последний кусок котлетки, добавил к ней остатки салата и так дал Софии. Та с большим аппетитом съела. Мама посмотрела снова с гордостью и изумлением на Софию, потом обняла папу, папа посмотрел с умилением на Софию и обнял в ответ маму.
-       Наша девочка! - в один голос сказали они и улыбнулись. - Наша девочка!

Баба Тома

Уже неделю у нас гостит русская бабушка - бабушка Тамара. Мы с Даниелем зовем её «бабушка», но Софии это название пока дается трудно - слишком уж оно длинное. Поэтому София решила упростить и говорит просто первый и последний слог: «Бака».
«Бака!» - кричит она с восторгом, когда приходит из садика и видит бабушку. «Бака!» - говорит она, когда мама приносит её утром из спальной в гостиную, а бабушка уже варит кашку. «Бака», - радуется София, когда бабушка берет её на колени и делает в сотый раз на день «Тра-та-та!» Никто бы не стал это делать так часто, а бабушка делает, потому что она очень добрая и терпеливая.
- София, - говорит мама, - бабушка уже неделю у нас гостит, а ты её всё «Бака» называешь. Бака - это не очень красиво по-русски звучит. Как «бяка». Бяка - это что-то неприятное, а бабушка - она... такая добрая, и ты её так любишь! Мы все любим!!!
- Бака! - кричит София и бежит её обнимать.
- Ничего! - говорит наша бабушка. - Она научится!
И бабушка оказалась права! Уже через несколько дней София исправно повторяла за бабушкой не просто «Баба Тома», но и «Мама Маша» и «Папа Кистиан»
- Молодец! - кричим мы Софии и хлопаем в ладоши.
София хлопает себе тоже, кричит: «Бака!» и бежит к бабушке.
- Баба Тома! - поправляем мы её, но Софии всё равно. Она любит бабушку, как бы она не называлась. Как и все мы. С её появлением в доме стало будто теплей. И не только потому что мама включила для бабушки все батареи, ведь русские любят тепло. Все в её присутствии стали спокойнее и добрее. Где раньше был повод, чтобы расстроиться или поссориться, теперь есть бабушка: она будто заранее знает, что нужно сделать, где соломку подложить. Одного - вовремя накормить, другого - погладить, похвалить, третьему - дать отдохнуть после работы, четвертой - «Тра-та-та» сделать, пятому - помочь...
Когда бабушке пришлось возвращаться домой в Москву, мы все, конечно, расстроились. Как мы будем сейчас без неё, без этой доброты и тепла? Кто будет делать Даниелю котлетки, катать Софию на коленях, пить с мамой чай и давать папе вечером отдыхать?
- Баба Тома?! - спрашивает София после садика и идет в комнату, где жила бабушка до отъезда. - Бака!!!
- Баба Тома, - поправляет её папа и обнимает, чтобы утешить.
- Папа Тома? - отвечает София, поглядев на него.
- И Даниель Тома, и Саша Тома? - смеется мама, услышав их диалог.
- Дани Тома, Саша Тома, - повторяет София.
- И мама Тома? - спрашивает мама.
- Мама Тома!!! - с удовлетворением отвечает София.
Я слушаю её и думаю, что ведь она права. В каждом из нас бабушка оставила После отъезда немножко от себя, немножко от бабы Томы, немножко от её доброты. А если так, то ничего страшного, что она уехала. Она всё равно всегда остается с нами, с каждым из нас.

Рождественское волшебство

Мы с Даниелем уже совсем большие. Мне 11, ему 9. И на вопрос мамы: «Ну что, пойдете сегодня на деревенскую площадь, где Дед Мороз, а по-немецки Николаус, будет подарки детям вручать?», мы, конечно, отвечаем: «Не пойдем, ты сама говорили, что он нам уже всё подарил в этом году, что мог». Мама намекает на нашу с ней поездку в Лондон неделю назад. А Даниель до этого в октябре ездил с ней в Мюнхен на игру местной Баварии. Они выиграли – какие ещё подарки могут быть?

  • А на Софию разве вам не хочется посмотреть? Она всё-таки первый раз будет от Николауса подарок на площади получать. Это же так мило! – мама улыбается, видимо представляя, как София задорно поприветствует Николауса и радостно возьмет свой подарок.

  • Да нет, мы лучше дома посидим, потанцуем или что-нибудь посмотрим, - отвечаю я.

  • Твои одноклассники бывшие придут: Карлос, Марсель, - не унимается мама.

Я пожимаю плечами – чего идти, если нам никаких подарков не будет?

  • А вдруг? – мама загадочно улыбается.

  • Что вдруг? – Даниель отрывается от айпеда и с интересом смотрит на маму.

  • Вдруг Дед Мороз всё-таки в последний момент решил вам что-то подарить?

  • Что?

  • Если не сходите, то так и не узнаете. Придется Деду Морозу ваши подарки домой нести, - мама многозначительно улыбается.

  • А где у него дом? – спрашивает Даниель.

  • Как где? Такие большие и не знаете. Европейский Дед Мороз живет в Лапландии! – мама смеется, а мы молча встаем и начинаем одеваться. А то и правда унесет… В Лапландию! Ищи его потом с нашими подарками!

На площади темно. Лишь огонь от костра потрескивает, освещая нарядную елку. Под ней восседает Дед Мороз, окруженный толпой детей и их родителей. Он выкрикивает имена детей, которые подходят к нему и получают красиво запакованные подарки. Из-за того, что София не хотела одеваться, мы немного опоздали. Мы с Даниелем хотели взять её и пробраться поближе, но не тут-то было! Завидев большую незнакомую фигуру в красном костюме с белой бородой она испугалась, заревела, что было силы, и успокоилась только когда папа отнес её на безопасное расстояние – на другой конец площади. Хорошо, что мы все-таки сегодня с Даниелем сюда – не дадим Николаусу отнести её подарок обратно в Лапландию. И наши, конечно, тоже.
Время тянется бесконечно. Я помню, что так уже было несколько лет назад – что наши подарки оказались самыми последними! Мы с Даниелем думали, что лопнем от нетерпения. И в этот раз тоже, хотя я понимаю, что это совсем неплохо. Может быть, за это время София освоится и перестанет бояться Деда Мороза. Все-таки это её первый подарок на День Святого Николая, и нам всем хочется, чтобы она сама его забрала. Это было бы так мило! Но пока София сидит у мамы на руках и слелать не желает, ни за какие коврижки.
А что же нам Николаус (конечно, это мама)… мама нам подарила? Путешествий в Лондон и Мюнхен было действительно достаточно. А может быть она придумала новое путешествие? На следующий год? Или…

  • София Хайнц! – вдруг слышим мы.

Ой, что сейчас будет!
Мама с Софией на руках пробирается к Деду Морозу. Мы с Даниелем стоим наготове на случай, если что пойдет не так. Мама что-то говорит Софии на ухо, та недоверчиво протягивает ручки, быстро берет подарок, крепко прижимает его к себе на случай, если дед с бородой вдруг передумает, и отворачивается. Какая молодец! Даже не заплакала! Как это мило! У меня чуть слезы на глаза не навернулись! Первый подарок Софии на День Святого Николая!
- Александр Хайнц!
Я с волнением пробираюсь к Деду Морозу. В руках у меня оказываетсяках небольшой тонкий сверток. Точно такой же достается и Даниелю. Что-то твердое… Хм… Мы спрашиваем маму, можно ли развернуть. Она кивает. Из небольшой фоторамки на меня смотрят мои глаза из Лондона: с Чертова Колеса, из студии, где снимался Гарри Поттер, Дворца Королевы Елизаветы, с маминого выпускного. А Даниелю мама сделала коллаж из мюнхенских фотографий. Тот так растрогался, что обнял маму и долго так стоял, пока София ему не показала, что это её место.
А дома мама спросила нас, что стало самым запоминающимся событием уходящего года. Мы с Даниелем, не долго думая, в один голос ответитли: «Рождение Софии». «Вообще-то ей уже два года скоро», - ответила мама улыбнувшись, но кивнула в знак согласия. Я даже не знаю, почему так происходит. Возможно, потому что с ней нам по-новому открывается всё то, что у нас было раньше: детский садик, праздники Святого Мартина, Святого Николауса, Рождество. Мы печем с ней печенюшки (Plätzchen), и уже не мама мне помогает, а я помогаю Софии. И говорю ей: «Молодец! Получилось! Супер!», как раньше мне говорила мама. А Даниель в это время сам раскатывает тесто – спокойно и даже вдохновенно, а мама вынимает противень из духовки и по комнате разносится знакомый запах.  И даже если мы знаем, что Деда Мороза нет, в такие моменты я чувствую волшебство - настоящее рождественское волшебство!

Как я помогал маме

Мы лежим с мамой вечером на диване и смотрим что-то по телевизору. Взгляд мамы случайно падает на её часы.
- Ох, - вздыхает она, - ещё целых 700 шагов до моей нормы осталось! А я так устала! Никаких сил нет шагать. А потом ещё кухню убирать...
- А столько у тебя норма? – интересуюсь я.
- 7000 шагов каждый день.
- Я тебе помогу! Я видел, папа моего двоюродного брата Лео так делает - он садится на стул и машет рукой. Он это „lazy walking“ (пер. с англ. – „ленивая ходьба“) называет.
Я беру руку мамы в свою и начинаю махать ею из стороны в сторону, чтобы часы думали, будто мама идет. И действительно, через пару минут такого „шагания“ у мамы прибавляется 100 шагов.
- Всего 100 шагов? – возмущаюсь я. – Кажется, будто уже 1000 прошел!
- А мне нравится, - мама улыбается. – Получается не просто „lazy walking“, а „super lazy walking“! Потому что мне даже рукой не нужно самой махать - ты это за меня делаешь.
- Сколько ещё? – спрашиваю я. – Я уже вспотел и рука болит.
- Еще 300 шагов. Давай-давай! Я тебе немного помогу, - мама машет рукой вместе со мной.
Наконец-то мамины часы радостно вибрируют - норма дня выполнена.
- Мне очень понравился super lazy walking! - говорит мама. - Cпасибо, Саша! Я за это время прекрасно отдохнула!
Мама встает и бежит убирать кухню. А я остаюсь лежать, потому что уж очень устал от этой ленивой ходьбы! "Да, - подумал я, глядя на маму. - Если в семье кто-то один ленится, то другой обязательно устает сильнее. Поэтому нужно обязательно друг другу помогать! Как я сегодня маме".

Фонарик

В Германии есть праздник святого Мартина. Его отмечают 11 ноября. Дети идут с маленькими самодельными фонариками за фигурой в оранжевом плаще - Святым Мартином. Когда-то он был простым римским солдатом и зимой поделился с одним бедным человеком своим плащом. Дети вспоминают святого Мартина песнями, потом пьют детский пунш и едят брецели.
В последние годы в садике мы с Даниелем делали наши фонарики сами. А до этого нам помогала мама. Уже четыре года мы не отмечали дня Святого Мартина, но в этом году в садике София, и у них снова будет „Martinsumzug“ - так называется поход с фонариками.
- У меня голова идет кругом от этих бесконечных детских обязательств! - жалуется мама за ужином. - В субботу - поход с Сашиным классом в 11.00, в 15.00 - у Даниеля игра по футболу, в 17.00 - игра у Саши по гандболу! Папа при этом придет с ночной смены – ему нужно будет спать, а на мне ещё и София! И так почти каждый день! В садике повесили объявление, что надо прийти мастерить фонарики вместе с ребенком. Это опять два часа времени, которое я могла бы потратить на работу или на отдых, – мама вздыхает. - Могу только себе представить, как это будет выглядеть: София залезет ко мне на колени, будет отбирать у меня ножницы и рвать вырезанные части для фонарика – мы это уже всё проходили, - мама многозначительно смотрит на нас. - Лучше купим ей уже готовый фонарик, или возьмём старый от мальчиков. Сейчас она всё равно ничего не запомнит, а в следующем году, когда она подрастёт, мы с ней вместе сделаем замечательный фонарик.
Мама тут же записывает себе в список покупок «фонарик для Софии» и удовлетворением продолжает кушать рыбу.
- А когда нужно прийти? - спрашивает вдруг папа. - Может быть я приду после ночного дежурства?
- Ты же обычно спишь после ночного дежурства, – отвечает мама, поднимая на папу удивлённые глаза.
- Ну посплю в этот раз поменьше.
- Ты уверен? Многие дети ходят с купленными фонариками. Ничего страшного!
- Представляешь, - папа вздыхает и смотрит на Софию, - ко всем родители придут мастерить фонарики, а к ней нет... Нет... В понедельник я приду после дежурства - запиши меня. Мы с Софией такого дракона смастерим!!! Вот такого!!! - папа расправляет руки, как крылья.
- Даааа! - кричим мы с Даней.
- Даааа!!! - кричит София.
- Дорогой, знаешь, там у них обычно материалы для двух фонариков на выбор, - пролепетала мама, но увидев папину решимость, тут же исправилась, - но вы, конечно, сделаете дракона!!! Я не сомневаюсь!
Нет, дракон, к сожалению, в этот раз не получился, потому что для малышей были заготовлены пластиковые ведерышки. София обмазала его клеем, потом папу тоже и наклеила на них розовые бумажки. Получилось замечательно! И папа сказал, что на следующий год обязательно снова пойдет мастерить с Софией. Но на этот раз обязательно дракона! Розового:)

Гимназист!

С августа 2019 года я - не просто школьник! Я – гимназист! Ученик пятого класса гимназии имени Отто Хана города Ландау. Поначалу мне было немного страшновато: ни одного знакомого в классе, новые предметы, по каждому из них – свой учитель, учеба до 16.00, контрольные и тесты – почти каждый день, но я довольно быстро привык. С ребятами мы подружились, с учителями познакомились, а оценки к моему удивлению, стали у меня даже лучше, чем были в начальной школе. Всё шло прекрасно, родители не могли нарадоваться на меня, да и я сам, пока не наступил этот злополучный день, когда мама спросила меня, подготовился ли я к диктанту по немецкому языку.
Я опустил плечи и глубоко вздохнул. Честно говоря… Листочки с тремя текстами для тренировки нам выдали ещё три недели назад, но мне всё недосуг было. Сначала я готовился к другим предметам, а на прошлой недели у щук клев пошёл – так мы с папой на рыбалку ходили, два раза в неделю – гандбол, один раз – гимнастика, на выходных – игры. Так три недели и пролетели.
- Саша! – переспрашивает мама. – Когда у тебя диктант?
- Завтра, - отвечаю я и будто себя не слышу. Завтра! Неужели уже завтра?!
- Сколько раз ты его написал? – спрашивает мама, а я всё ещё в какой-то прострации. Голос внутри повторяет: «Привет первый неуд».
- Один… или два… раза написал, - отвечаю и чувствую, как к горлу подступает комок.
- И какой результат был?
- 14 ошибок…
- Во всех вместе диктантах?
- Нет, в первом.
- Ох, Саша, - мама укоризненно смотрит на меня.
- Я просто забыл! Каждый человек может что-то забыть! Одну ошибку в день любой может сделать! Ты сама же так говоришь!
- А у тебя 14! Ах, что сейчас говорить! Думаю, что диктант показался тебе таким большим и тяжелым заданием, что тебе было легче его откладывать, чем выполнять. Это называется «прокрастинация». Это и с взрослыми случается. Садись, будем вместе писать. Дальше откладывать некуда.
Я кивнул и принялся писать. Какой ужас! 7 ошибок в первом тексте, 12 - во втором, за третий я даже браться не хочу! Слёзы льются по моим щекам – я в отчаянии.
⁃ Даже не стоит дальше тренироваться, мне все равно не написать завтра! – кричу я.
⁃ То есть ты предлагаешь сдаться? – спрашивает мама.
⁃ Нет, конечно, – отвечаю я, - но мне в жизни не написать теперь на "отлично".
⁃ Про отлично сейчас уже никто не говорит, давай попробуем сделать максимум из того, что возможно сейчас.
⁃ Ничего невозможно, – реву я.
⁃ Если реветь, то действительно ничего не получится. А если взяться за дело, то можно попробовать написать хотя бы на тройку. Тройка тебя устроит?
⁃ Устроит, - отвечаю я, но прекратить реветь не могу.
⁃ Итак, - говорит мама, - у нас ещё 4 часа до сна. За это время многое можно успеть, особенно если мы все вместе за работу возьмемся.
София, заметив, что я расстроился, подошла и стала гладить меня по голове.
⁃ Ай, - приговаривает она. – Ай.
Я обнял её, и мне стало легче.
⁃ Молодец, София, свою часть работы ты уже выполнила. Я пойду воды тебе немножко в бассейн наведу на улице, чтобы ты была занята. А тебе, Саша, Даниель может начать диктовать.
Даниель смотрит на нас без большого энтузиазма.
⁃ Ведь Даниель брата в беде не оставит? – спрашивает мама.
Даниель, многозначительно вздохнув, садится за стол и берет листочек с текстами.
⁃ Так я и думала, что не бросит, - мама, улыбаясь уходит на террасу, а я пишу.
Ошибок в итоге ничуть не меньше – я начинаю ошибаться даже там, где до этого писал правильно. Ужас! В голове всё путается. На глаза снова наворачиваются слезы.
⁃ Саша, твой мозг гораздо лучше работает, если ты в хорошем настроении. Посмотри какое-нибудь весёлое видео, – предлагает мама, – это поможет тебе успокоиться.
Я так и делаю, а после этого бодро повторяю слова, в которых сделал ошибки.
⁃ Теперь мы на час съездим на летнюю ярмарку - всё-таки мы эту поездку давно планировали. Твоя задача сейчас, Саша, – отвлечься, получить удовольствие, чтобы после этого мы могли ещё раз написать все тексты. Я уверена, ты можешь писать лучше, тебе просто не хватает уверенности.
На ярмарке мы прокатились на чёртовом колесе, сходили в комнату смеха, выпили по ледяному напитку ядовитого цвета. И мама оказалась права: когда мы вернулись домой и снова написали диктант, во втором тексте я сделал всего одну ошибку, а в третьем семь, что в два раза меньше предыдущего результата.
«Не так всё и плохо!» – подумал я.
⁃ А сейчас посмотри ещё раз, как правильно писать слова, в которых ты сделал ошибки и спать, - сказала мама. – Во сне наш мозг запоминает то, что мы выучили за день.
⁃ Но завтра с утра встанем пораньше и ещё раз повторим? - предлагаю я.
⁃ Хорошо!
Мы с мамой ставим будильники на шесть, чтобы всё успеть. Засыпая, я не верю, что на всю подготовку затратил всего два часа! Сколько дней я до этого мучался и откладывал! Гораздо дольше! Нужно было просто каждый диктант по три раза написать – и делов-то!
Утром мои результаты значительно улучшились: всего пять ошибок на три диктанта.
Через несколько дней я узнал итог в школе - всего три ошибки. Я получил даже не тройку, а хорошо с минусом! А все благодаря поддержке мамы, Софии, Даниеля, хорошему настроению и, как её там, прокрастинации:)!

Русская душа

Наша мама – русская. Она переехала в Германию, чтобы жить вместе с папой, когда я родился. И тут осталась. Она говорит, что ей здесь нравится, и страна ей хорошо подходит, но есть одна проблема – здесь не пьют чая после еды. Пьют кофе, а чай- только когда заболеют. А наш папа даже кофе не пьет. Мама говорит, что для русской души совместное чаепитие со сладостями после еды очень важно – без него русская душа просто засыхает.
Сначала она думала, что у нас с Даниелем проснутся русские корни, и мы будем с ней чаёвничать, но ничего не вышло. Мы конфетку съесть готовы, а чай пить не хотим, только если заболеем или замерзнем сильно – тогда можем. Но маме это не подходит. Так она и сидела вечерами пила чай в грустном одиночестве… Пока не родилась София.
Ей уже полтора года, и на вопрос мамы: «Чай?!» она всегда утвердительно кивает головой, бодро заползает в свое креслице и пьет с мамой чай из кружки. Всё равно какой: фруктовый, мятный, зеленый – ей всё нравится, даже без конфетки.
- Стоило тебя родить, моя малышка, во всех отношениях стоило, - говорит мама и блаженно улыбается Софии. – Ещё чаю?
- Мм, - кивает София и тянет пустую чашку маме.
- Ой как стоило! – мама доливает чаю Софии, потом себе.
Я смотрел на них и улыбался, что у мамы теперь не просто дочка есть, а русская душа для чаепития. Как здорово! И пока я смотрел, мне тоже вдруг чаю захотелось. Наверное, всё-таки во мне тоже немножко есть русской души.
На радостях мама сделала мне не просто чай, а провела целую чайную церемонию:)

КАКАЯ!!!

Мама одевает Софию в розовые штанишки с зайчиками на коленках. На кофточке у неё тоже милые зайки.
⁃ Ах, КАКАЯ ты красивая! - мама прижимает руки к груди.
София мило улыбается в ответ.
⁃ Посмотри в зеркало, - говорит мама Софии, но та убегает в комнату.
⁃ Мама, мне кажется, ей всё равно, как она выглядит! Ей всего полтора. Она ещё маленькая! - объясняю маме.
⁃ Нет, я думаю, она гораздо больше понимает, чем говорит. Ну а теперь давайте одеваться! - командует она после небольшой паузы. - До тренировки не так и много времени, а нам ещё твоего друга нужно забрать по дороге, Саша!
Мы натягиваем куртки, София - розовую курточку, а мама первый раз за эту осень оранжевое полупальто, которое маме очень идёт. Мы его с Даниелем уже видели, а София с прошлогодней осени наверняка не помнит - ей тогда всего полгода было.
⁃ Какая... КАКАЯ! – вдруг слышим мы, и дружно смотрим на Софию.
Она, сложив руки у груди, во все глаза глядит на маму.
⁃ КАКАЯ!!! – повторяет она тоном мамы.
⁃ Какая твоя мама красивая - ты хочешь сказать?
София восхищенно кивает в ответ.
⁃ Вот видите - она всё понимает! Всё понимает! - мама улыбается, а мы обнимаем Софию.
Какая же ты у нас! КАКАЯ!!!